Детство, которого не было

ТАРАСОВСКИЙ РАЙОН 1942

Давно уж нет многих свидетелей страшных военных лет, но в памяти потомков живы их рассказы о пережитом. Аркадий Манухов хранит воспоминания своего отца Бориса Степановича о днях оккупации Тарасовского района в 1942 году.

— Папе было тогда 7 лет. Ребенок совсем. Жили они с мамой и старшим братом Сашей по улице Ленинградской напротив здания суда (сейчас там располагается районное общество рыболовов и охотников). Когда в июле 1942 года немецкие части оккупировали поселок, солдаты стали занимать дома местных жителей. На постой к Мануховым встал фельдфебель, немец. Запомнился он отцу пышными усами и большой курительной трубкой, отделанной серебром. А еще своим беззлобным отношением к хозяевам, не в пример итальянским солдатам, которые заняли дом после него. Иногда немец, тоскуя по своей семье, показывал фотографию с изображением своих «муттер» и «киндер». Перед Новым 1943 годом фельдфебелю-квартиранту из Германии прислали в подарок торт. Но праздника у фашистов в Тарасовке не получилось — Красная армия прогнала их. Мать завернула торт в тряпку и спрятала, предполагая, что еще все может перемениться в военной обстановке и квартирант явится обратно. Но опухшие от голода дети лучше всяких ищеек быстро обнаружили небывалое сладкое сокровище в доме, не оставив от него ни крошки. Когда же через несколько дней немцы контратаковали и снова вернулись в Тарасовский, Мануховы жили в страхе — знали, что за воровство немцы не щадили даже своих. Но в их дом пришли жить итальянские солдаты. Те отличились враждебностью и злостью к местному населению, тянули со дворов все подряд. Отец тоже решил в долгу не оставаться и стащил у квартирантов фонарик, за что и поплатился, ему пробили голову прикладом. Вечером того же дня мать обнаружила сына всего в крови и, нащупав в его голове дырку, чуть не потеряла сознание. Поохала, завязала в тряпочку соли и прибинтовала к ране — других средств лечения не было. Через время Борис поправился.

Вспоминал отец, как они, голодные дети, умудрялись использовать себе на благо соседство с врагом, чтобы выжить. Летом ловили для итальянских солдат лягушек в р. Россошь под железнодорожным мостом. В то время, кстати, она действительно была очень глубока. По воспоминаниям отца, ныряльщики не доставали до дна. Мешок лягушками набьют и тянут к фашистам на кухню. За это получали шоколад, крупу и маленькие медальончики с изображением Мадонны. А сами питались подножным кормом. То яблоки поспеют, то сорочьих яиц ребятня надерет в леваде и запечет в золе. Под Пуриковскую гору бегали поесть тютины. Случалось за неё и дрались до крови с колодезянскими казачатами.

Eщё отец рассказывал, как из всех развлечений им были доступны лишь игры с оружием. Гранаты, пистолеты, винтовки и пулеметы — всё это добро валялось в местах боев на линиях обороны и просто так в степи. И стреляли, и взрывали, и от милиции потом бегали. Однажды собрали в воронке несколько снарядов. Положили туда противотанковую гранату, привязали к её кольцу конец мотка проволоки и отошли, разматывая, за бугорок. Дернули раз, дернули два. А взрыва нет. Послали тогда отца, как самого шустрого, посмотреть, в чем дело. Он по пути к воронке со смертельным содержимым понял, что кольца проволоки лишь распрямлялись, не давая должного натяжения для приведения гранаты в действие. Тут ребята дернули посильнее, и чека, наконец, освободилась. От страха, не чуя под ногами земли, посыльный за несколько секунд переместился обратно в укрытие. Оглушительный взрыв и содрогнувшаяся земля привели его в чувство. Зная, что сейчас тут будет милиция, ребятня задала стрекача. А ещё был и комичный случай, связанный с этим небезопасным развлечением. Притащили с окраин поселка в свой двор с мальчишками кучу гранат. Пока рассматривали их, кто-то нечаянно выдернул чеку. Старший брат отца Саша быстро среагировал, схватив «лимонку» и, закинув её в рядом стоящий туалет, громко скомандовал «Ложись» и накрыл телом младшего. Раздался взрыв. Чистым с земли встал только Борис. После серьезного разговора со взрослыми пришлось сбрасывать опасные находки в старый недействующий колодец.

Eщё Борис Степанович часто вспоминал, как на территории старой Тарасовской школы размещался госпиталь для советских раненых бойцов, а потом фашисты устроили там лагерь для военнопленных и скотобойню.

Тяжелое детство оставило след в характере отца — он никогда не сидел без дела, многое умел и знал. Всю свою жизнь был очень деятельным и практичным человеком с «золотыми руками». А, главное, никогда не унывал. Eго рассказы о пережитом научили нас с братом Алексеем не бояться трудностей и побудили связать свою жизнь с армией. Мы оба закончили военные училища, отдав службе в общей сложности более 20 лет.

***
фото: Борис Степанович Манухов с супругой, сыновьями и матерью. Фото из семейного архива Мануховых.

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта

    Предложите свою новость и мы опубликуем ее на сайте. Для этого пройдите 4 простых шага:



    Ваши контактные данные будут видны только модератору сайта и не будут опубликованы