subscribe
Печатное издание
Мы в социальных сетях

День рождения

Рассказ

(Окончание. Начало в №25).

Начались уроки. Нина Фёдоровна строго смотрела на детей. Танюша поёжилась, но села прямо за партой, сложила руки перед собой, как требовала учительница и старательно выполняла все задания. Так прошёл первый урок, затем -второй. Когда прозвенел звонок на третий урок, Нина Фёдоровна, войдя в класс, объявила, что дети на уроке будут сами заниматься, а она отлучиться.

— Дети, вы должны сидеть тихо, не баловаться и учиться читать. Можно потихоньку жужжать, но не разговаривать.

За Ниной Фёдоровной захлопнулась дверь, и некоторое время в классе стояла тишина. Но недолго. Вскоре к доске выскочил Витька и стал кривляться, прыгать, скакать. Все смеялись с него. Танюша сначала смотрела на всё это спокойно, а потом тоже радостно начала смеяться, разговаривать с Шурочкой, совершенно забыв о том, что говорила учительница. Дети настолько расшумелись, что старшеклассник, зачем-то проходивший по коридору, зашёл к ним в класс и попытался их утихомирить. Дети стали вести себя тише, но всё равно продолжали баловаться и смеяться. И тут, в конце урока, в класс вбежала Нина Фёдоровна. Лицо у неё было злое красное.

— Встать, — закричала она.

Дети испугались, и все встали.

— Кто начал баловаться первым, кто это всё затеял, говорите? — кричала Нина Фёдоровна.

Дети сидели тихо, опустив глаза вниз. Тут вскочил Витька:

— Я знаю, Нина Фёдоровна. Баловаться начала Татьяна, Шурочка, Пашка и Сашка. Они бегали по классу и кричали.

— Молодец, Витя. А вы будете наказаны. Четвёртый урок и до вечера вы будете стоять за партами. Что ты, Валя, подняла руку, что ты хочешь сказать?

Валя, которая сидела у окна, поднялась из-за парты.

— Нина Фёдоровна, Витя сказал неправду. Мы все баловались, а баловаться начал Витя.

— Сядь на место. Мне тут защитников еще не хватало.

Начался четвёртый урок. Это был урок рисования. Надо было нарисовать птичку, но Танюша не могла рисовать. Она стояла и плакала. Eй было очень обидно, несправедливость мучила её. Рядом стояла и плакала Шурочка, а за ними за следующей партой стояли Саша и Павлик и молча сопели. Танюша вспоминала утреннее солнышко, ледок на луже, пирог, который её ждал, и слёзы лились ещё больше.

Закончился четвёртый урок, дети стали собираться домой. Нина Фёдоровна подошла к детям, которые стояли за партами и сказала:

— А вы будете стоять до вечера, пока я вам не разрешу пойти домой. Ишь, расхрабрились, вот теперь знайте своё место.

Дети стояли, Танюша перестала плакать, только всхлипывала. Ноги у неё от долгого стояния стали болеть, и она начала переминаться с ноги на ногу.

— Не вертеться, стоять смирно, — закричала Нина Фёдоровна, которая сидела за своим столом и что-то делала.

Так прошло ещё некоторое время.

— Нина Фёдоровна, простите меня, пожалуйста, я больше не буду баловаться, заплакал Саша.

— Иди, и больше чтобы этого не повторилось.

Саша собрался, взял портфель и вышел из класса.

Танюша подумала: «Я не буду извиняться, я не начинала баловаться. Это всё Витька. Так несправедливо делать».

И опять тянулось время. Солнышко клонилось к закату. В классе стояла тишина.

Учительница сидела за столом, а за двумя партами, склонив головы, продолжали молча стоять трое детей.

И вдруг открылась дверь, и в класс вошла мама.

— Таня, ты что тут делаешь? Ты почему домой не идёшь? Мы уже все тебя заждались.

И тут у Танюши буквально плотина прорвалась. Она плакала взахлёб, в голос.

Сквозь рыдания можно было понять:

— Мамочка, я не виновата, я не начинала, я только смеялась.

Мама прижала её к себе.

— Ну, ну, успокойся. Собирайтесь, дети, пойдёмте домой, уже вечер. Ты, Шурочка, с нами пойдёшь, а тебя, Павлик, мама в коридоре ждёт.

Мама забрала детей и повела их домой.

Танюша держала маму за руку, прижималась к ней и думала: «Как хорошо, что у меня есть мама, она никого не боится, даже Нины Фёдоровны».

Когда они вошли в комнату, то Танюша увидела на столе большой пирог, от которого шёл необыкновенно вкусный запах.

Оля стояла на табуретке возле стола и пыталась пальчиками отломить кусочек пирога. Бабушка и папа ждали их. Когда все сели за стол, то папа запел: «Как на наши именины испекли мы каравай», а все стали подпевать: «Вот такой вышины, вот такой ширины». Бабушка поцеловала Танюшу и подарила ей носочки, которые сама связала. А папа и мама подарили дочке книгу, которая называлась «Робинзон Крузо».

Папа при этом сказал:

— Расти, доченька, и старайся в своей жизни жить по совести.

Много чего Танюша забыла, что тогда говорили, но папины слова ей врезались в память навсегда. А книгу эту она прочла, когда научилась хорошо читать, и эта книга стала её любимой книгой.

Когда вся семья села за стол, то мама стала разрезать пирог, а бабушка достала из мешочка большой кусок сахара, маленькие щипчики и ими расколола этот кусок на маленькие кусочки, положила их в стеклянную вазочку и налила всем вкусный чай, сваренный на вишнёвых веточках.

— Мама, а как же Шурочка, я же её тоже звала на пирог?

— Видишь, Таня, уже вечер. Шурочку не пустят сейчас к нам, а завтра утром я ей отнесу кусок пирога, и мы её угостим. Ты согласна?

— Согласна, ты хорошо придумала, мама.

Папа зажёг лампу, поставил её на окно.

В комнате было тепло и уютно. И опять подумала Танюша:

— Как хорошо, что у меня есть папа, мама, бабушка и Оля. Как я их всех люблю, и я с ними никого не боюсь.

Заканчивался 1953 год.

***фото:

Оставить комментарий

Предложите свою новость и мы опубликуем ее на сайте. Для этого пройдите 4 простых шага:



Ваши контактные данные будут видны только модератору сайта и не будут опубликованы